«Банки в недалеком будущем придут в онлайн-кредитование»

Новости финтех-индустрии Казахстана

18 Января 2018

Количественный потенциал клиентов онлайн-кредитов в Казахстане насчитывает порядка одного миллиона казахстанцев, а ежегодный рост объемов кредитования составляет более 200% в год. Онлайн-кредиты «до зарплаты» заняли прочную нишу на финрынке и теперь бизнес рассматривает долгосрочный план развития. Исполнительный директор Казахстанской Ассоциации ФинТех Ерлан Смайлов рассказал «К» о факторах роста, саморегулировании и будущем онлайн-кредитования.

Источник: Деловой портал Kursiv.kz 
Автор: Ольга Кудряшова

- За три года онлайн-кредитование показывает практически рекордные темпы роста. Расскажите, каков объем займов по итогам прошлого года и как будет развиваться рынок в 2018 году?

Рынок действительно растет на 200-300% в год и я думаю, что эта тенденция также сохранится по итогам 2017 года и составит порядка 30 млрд тенге. Если в 2015 году, по данным ПКБ, рынок выдал кредитов на 2,5 млрд, в 2016 году цифра достигла 8,9 млрд, то за 9 месяцев 2017 года у нас уже было 22 млрд. Этот органичный рост показывает, что онлайн-кредитование заняло свою прочную нишу на финансовом рынке.

Если мы говорим о прогнозах на 2018 год, я думаю, динамика роста сохранится с оговоркой, что исходные условия (экономическая ситуация, регуляторный фон, инфраструктура рынка) будут такими же, как и в прошлом году.


- А какие факторы выступают драйверами рынка?

- Что касается факторов роста, то их несколько. Это факторы объективного социально-экономического, культурного, технологического, политического характера. Во-первых, наша аудитория, это, в основном, не банковские клиенты. Это та часть населения, которой по разным причинам не предоставляют заемные средства в банках. По данным Комитета по статистике, в 2016 году насчитывалось 2,2 млн самозанятых, более 1,5 млн неформально занятых и 441 тыс. безработных граждан. Таким образом, небанковская аудитория составляет порядка 4 млн человек из 8,9 млн экономически активного населения. Понятно, что не все эти граждане являются нашими потенциальными клиентами. У нас не стоит задача всем быстро раздать много денег, посколькуих потом сложно собрать с тех, кто плохо возвращает займы. В среднем конвертируется примерно только треть заявок, то есть из 10 новых заявок в контракт конвертируются 2-3.

Недавно Министерством труда и социальной защиты населения были приведены цифры, что из 18 млн казахстанцев не определен статус у 3,2 млн человек, среди них 940 тыс. человек работает без официальной заработной платы. Если из этого количества мы возьмем тех, кто реально занят, имеет доход, но не может его подтвердить, либо продуктивно самозанятые, которые также имеют доход, то это тоже наша аудитория. Можно предположить, что из названных 4 млн человек реальный клиентский потенциал рынка составляет порядка 1 млн человек.

К слову, за 9 месяцев рынок онлайн-кредитования собрал 543 тыс. контрактов, но они не равны количеству людей. Эту цифру можно разделить и получить по факту 150-180 тыс. человек активных клиентов. Следующий фактор – это рост цен и снижение доходов и покупательной способности населения.Он играет на то, что количество заемщиков растет.

Есть также фактор технологический: около 67% онлайн-заемщиков - это молодые люди в возрасте от 21 до 35 лет ,которые активно используют смартфоны и гаджеты в повседневной жизни для приобретения и оплаты услуг, наравне с этим растет и проникновение интернета.

Третий фактор - это изменение культуры потребления, то есть сегодня мы видим, что эта аудитория в большей степени уходит в интернет с точки зрения потребления.

Ключевым по значению в числе основных факторов для роста рынка и развития цифровых финансовых услуг в Казахстане стоит назвать государственную политику. Ее приоритеты отражены в основных программных документах – это, конечно, послание президента, госпрограмма «Цифровой Казахстан». В этих документах четко задан курс на цифровизацию и это понятно – в информационном обществе, в цифровом веке без этого невозможно качественное развитие ни для одной страны.

Инвесторы, финтех-предприниматели у нас и за рубежом очень внимательно следят за этим и такой стратегический приоритет служит для них позитивным сигналом.

Также к политическому фактору роста рынка относится понимание нашим финансовым регулятором перспектив развития цифровых финансовых услуг и финтеха. Взвешенная позиция Национального Банка РК, который изучает наш рынок, настроен на его понимание и диалог с Ассоциацией. Это также положительно оценивается местными и зарубежными инвесторами и предпринимателями.

Один из важных факторов роста нашего рынка – прозрачность и защищенность потребителя. Поскольку все операции являются безналичными и транзакции легко можно отследить. А потребитель защищен Гражданским Кодексом, договором, Стандартами рынка по защите заемщиков.  Деньги находятся в обороте, с них платятся налоги, в отличие от черного и серого кэша, который ходит в параллельном долговом рынке, где потребитель не защищен никак. Кроме этого, увеличение числа безналичных платежей -  одна из приоритетных задач развития государства.

- Если говорить о географии кредитования, насколько справедливы заявления о том, что уровень развития онлайн-сервисов в регионах остается на очень низком уровне, в отличие от крупных городов?

- В целом, в региональном разрезе у нас кредитуются как большие города и районы, так и поселки городского типа. Как раз-таки суть онлайн-кредитования в том, что оно не только выравнивает условия для небанковской аудитории, но и создает цифровую финансовую доступность средств и услуг. Мы видим, что потребление равномерное и наш продукт потребляют примерно одинаково и в городах, небольших городах и в сельских населенных пунктах. 61,4% онлайн-кредитов приходятся на города Алматы и Астана, а также Алматинскую, Восточно-Казахстанскую, Карагандинскую, Павлодарскую области.

- Как распределена доля рынка? Известно, что в 2015 году большую долю занимали российские онлайн-кредиторы, изменилась ли ситуация сейчас?

- На сегодняшний день крупных компаний несколько и часть из них российские компании. Но есть и крупные казахстанские компании, а также европейские компании. Количество игроков и интерес к рынку продолжает расти и, возможно, в перспективе доля равномерно распределится между казахстанскими, российскими и европейскими сервисами онлайн-кредитования. Есть и МФО, которые хотят диверсифицировать свой бизнес в этом направлении. Сейчас в Ассоциацию входят 14 компаний, которые консолидируют 90% рынка. Мы заинтересованы в том, чтобы компании вступали в Ассоциацию, а также чтобы все компании работали по правилам.

- Регуляция рынка онлайн-кредитов в Казахстане является также одним из интересующих как бизнес, так и население вопросов. Кроме этого, Вы неоднократно говорили о необходимости создания регуляторной песочницы, для чего она нужна?

- Дело в том, что интернет и финтех породил новые бизнес-модели, которые не вписываются в рамки действующего законодательства, но это не проблема финтеха, а вопрос эволюционного изменения законодательства. Очень важно дать новым технологиям и сервисам возможность быстрого выхода на рынок, потому что процесс изменения законодательства долгий.

Режим регуляторной песочницы позволяет опробовать новый сервис без риска нарушения закона. Это хорошая практика, зарекомендовавшая себя в мире.

Также мы видим большую роль саморегулирования. Существует нормативное регулирование, которое осуществляет государственный орган, а во всем мире сейчас от нормативного регулирования многие регуляторы уходят к поведенческому надзору. Допустим, в России онлайн-кредитованием занимаются компании, которые находятся в статусе МФО, МФК. 95% рынка МФО микрокредитования являются членами трех СРО (саморегулируемых организаций). На наш взгляд, саморегулирование - хорошая возможность для бизнеса и государства в целом. И наш кейс, в случае реализации, может послужить импульсом для масштабирования опыта саморегулирования и в других отраслях.

Почему это выгодно. В случае саморегулирования государству не надо за всеми везде вести контроль. Саморегулирование не нагружает бюджет, не требует увеличения расходов ресурсов государства, поскольку регулирование происходит внутри этой концепции самим бизнесом. А бизнес не заинтересован в краткосрочной работе, напротив, он настроен работать долго. А для этого необходимо выстроить нормальные отношения с инвесторами, нормально защищать потребителя, нормально работать с налоговыми органами.  При этом регулятор обозначает четкие флажки, за которые выходить нельзя. Ассоциация в своей работе уже принимает собственные стандарты онлайн-кредитования и досудебной работы. По факту мы уже саморегулируемся. С 1 января мы ограничили для себя показатель суммы задолженности заемщика - если раньше у нас показатель был 4 ОД, то теперь мы себя ограничили до 3,5 ОД. То есть сумма вместе с долгом не будет превышать сумму основного займа больше чем в 3,5 раза. Мы сознательно поставили это ограничение, понимая, что заемщика надо защищать. Никому неинтересно загонять человека в долговую яму, как это происходит на черном и сером рынке.

Также мы ограничили по рынку дневную ставку по онлайн-кредитам до 2,5%. Но в среднем, по рынку она меньше - в районе 2%, а для качественных и лояльных клиентов и того меньше. Дилетанты и те, кто не понимает основ экономики, часто нас критикуют за дневную ставку, говорят, что она высокая. При этом они игнорируют элементарную математику из школьного курса и экономику нашего кредитного продукта. Это краткосрочный заем на небольшую сумму- в среднем, по данным ПКБ, 37 000 тенге и 23 дня. Но затраты на его организацию: привлечение клиента, рекламу, скорринг, оформление, транзакции, заработную плату сотрудников и налоги такие же, как и для больших и длинных кредитов на сотни тысяч или миллионы тенге. Надо еще учитывать стоимость самих денег для компаний и то, что продукт беззалоговый и, соответственно, более рисковый. То есть большие затраты ложатся на небольшую сумму. Органичный рост по итогам 4-х лет показывает, что потребители выбирают этот продукт.  

- Как, на Ваш взгляд, будет дальше развиваться как этот бизнес, так и весь финтех-рынок?

- Диджитализация расширяет и меняет аудиторию, это просто логика развития времени. Помимо культуры, сервиса, технологий мы нарабатываем регуляторные практики, которые могут масштабироваться на весь финсектор. Банки в недалеком будущем придут в онлайн-кредитование, в финтехе и цифровых финансовых услугах они уже присутствуют. Никто не отменял глобальную конкуренцию, и мы должны быть максимально готовы к приходу новых игроков из ЕврАзЭс и в рамках ВТО и т.д.

В ближайшей перспективе драйвером развития финтеха в стране может стать решение вопроса об удаленной идентификации, верификации. Сейчас Нацбанк, АФК, банки и мы рассматриваем разные варианты. Важно подходить с рыночной точки зрения, чтобы варианты идентификации были адекватны суммам продуктов и рискам. Там, где сумма меньше, риск, соответственно, меньше, а ценность от скорости и мобильности платежа или доступности кредита выше. В этой ситуации не стоит применять сложную и затратную схему идентификации, а использовать упрощенный подход. И наоборот, там, где сумма значительная, риск выше, соответственно и процедура должна быть более сложной.

И, конечно, качественному росту будет способствовать адекватное технологическим изменениям законодательство и правильно выстроенное регулирование. В конечном счете все эти меры позволят сделать цифровые финансовые услуги более доступными, снизить стоимостькредитных продуктов для населения, чтобы в итоге потребитель был еще больше удовлетворен и защищен.